+90 552 842-78-96
28 Февраля 2021

Как турецкий язык помог мне вернуться к русской классике

Как-то одна моя турецкая соседка при встрече в подъезде попросила научить ее русскому языку. Я в очередной раз промямлила что-то типа: «Да, обязательно, надо только время найти, очень много дел и т. д. и т. п.». Войдя в квартиру, задумалась: как-то слишком настойчиво она хочет учить русский, и зачем ей это? Первая мысль — может, она нашла себе какого-то пожилого русскоговорящего ухажера? А что? Она разведена, живет одна, дети и внуки в Стамбуле. Сама еще активная, милая, лет шестьдесят пять, наверное. Тут у нее типа yazlık, альтернатива нашей «даче», — только в «йазлыке» не всегда есть грядки или сад. Чаще просто квартира в приличном комплексе с бассейном. Живет она здесь с октября по апрель, когда в Стамбуле достаточно холодно.

При следующей встрече я ее так и спросила: «Зачем вам русский?» А она мне: «Ты что? Не знаешь? Самая лучшая профилактика Альцгеймера — это изучение иностранных языков!» Ну, думаю, если от Альцгеймера, тогда точно надо помочь. Будем учить русский.

И вот настал час икс. Пришла она ко мне с бёреками, чёреками и пахлавой — целый поднос! А я еще с прошлого года похудеть не могу. Ну я и говорю, мол, спасибо огромное, очень приятно, но это в первый и последний раз, пожалуйста. Сижу на диете...

Сели за урок. Я ей алфавит русский показываю и давай объяснять, как буквы произносятся. А она мне:

— Милочка, я же просто слова основные выучить хочу, просто зазубрить то, что нужно. Мне ж не экзамены сдавать. Читать и писать не обязательно, чисто память потренировать.

— Ладно, говорю, какие фразы учить будем?

— Ну, для начала, «привет» и «пока» я знаю. Еще «спасибо» и «добро пожаловать». Как, кстати, надо отвечать на фразу «добро пожаловать»?

— «Спасибо!» — говорю я.

— Как так? А что, нет конкретного выражения, как в турецком: «hoş geldiniz» («добро пожаловать») — «hoş bulduk» («мы [я] рады быть здесь»)?

— К сожалению, нет. Мы просто благодарим.

— Ну хорошо, вот нас угостили чем-то вкусным, и мы в Турции говорим «ellenize sağlık» («здоровья вашим рукам»). А по-русски как это будет?

— Никак, — говорю я, — мы просто благодарим, говорим «спасибо».

— А как сказать фразу «kolay gelsin» («пусть легкость придет»), когда кто-то что-то делает, а я прохожу мимо?

— Никак, говорю я, у нас такой фразы нет. Мы просто говорим «привет».

Смотрю и вижу в ее глазах подозрение: либо я из-за угощений ее обманываю и пытаюсь отделаться, либо вру и не знаю русского языка…

Мы пытались еще несколько фраз разобрать на русском, но каждый раз это было разочарование. «Kendine iyi bak» («береги себя»). Вроде и фраза такая есть, и перевод дословный, но в Турции ее слышишь на каждом шагу, а в русском употребляется только при расставании надолго либо если есть фактор опасности. «Hoşça kal» («счастливо оставаться») тоже говорим, покидая родных и близких на длительный период, а не по десять раз на дню. «Geçmiş olsun» («пусть проходит, пусть останется в прошлом»). Попыталась объяснить, что только когда кто-то заболел, есть устойчивая фраза «выздоравливай». Но специальной фразы, подходящей для выражения сочувствия человеку, у которого что-то поломалось, не получилось, не срослось, не произошло, — просто нет. Каждый раз разные слова и выражения.

Последней каплей было то, что обычное «görüşürüz» по-русски можно сказать в трех вариациях — «до свидания», «до встречи» и «увидимся». Так и не смогла объяснить ей, какой, когда и где лучше подходит. Разницы-то особой нет! Или есть?

Не знаю, что она подумала про меня и про русский язык, но больше она ко мне не приходила. Когда при встрече я спросила, будем ли учить русский, она сказала, что решила изучать английский, все-таки международный язык… Мы продолжаем мило общаться устоявшимися фразами: «привет» — «пока», «береги себя» — «счастливо оставаться».

И отношения у нас по-настоящему теплые, только одна мысль не покидает меня: куда делись из обихода русского языка такие фразеологизмы, как «вашими молитвами», «бог в помощь» и иже с ними?..

Для моего поколения средних лет подобные выражения были замещены крылатыми фразами из советских и постсоветских фильмов. Для современного же поколения, как мне кажется, образные и глубокие фразеологизмы русского языка обрели другие, слишком оцифрованные, формы… В итоге этим вечером я взяла в руки сказки Пушкина, подхожу к сыну, который, к сожалению, плохо читает по-русски, и говорю:

— Чего печалишься, старче? Пойдем-ка, я тебе книгу почитаю!

Сама же перед сном взяла «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева, и, прошептав: «Бог в помощь», начала читать...