+90 552 842-78-96
24 Февраля 2021

Музыка в Османской Империи

На чем играли наложницы в гареме, что впечатлило Моцарта, и чем отличился придворный переводчик Мехмеда IV? Что скрывают стены гарема? Только представьте себе, что судьба женщины навсегда теперь связана с дворцовой жизнью. Из развлечений у нее: прогулки по саду, посещение хамама и плетение интриг против соперниц. А потому, разгоняя скуку и тревогу и наполняясь радостью творчества, музыка была очень важной частью жизни в гареме. 

В женской половине дворца стояли музыкальные часы, исполнявшие арии из итальянских опер. Сюда специально брали рабынь, чьей обязанностью было услаждать слух наложниц султана и развлекать их игрой на музыкальных инструментах, танцами и пением. 

Да и сами наложницы обучались не только придворному этикету и искусству доставлять наслаждение мужчине, но и обязательно должны были играть на каком-нибудь музыкальном инструменте и танцевать. Популярными инструментами того времени были уд (струнный инструмент, похожий на лютню), тростниковая флейта и барабан. 

У большого ценителя прекрасного — султана Абдул-Азиза был даже настоящий оркестр из особо одаренных одалисок, игравших на разных музыкальных инструментах. Сложно сказать, какими именно музыкальными произведениями радовали молодые наложницы султана, но не исключено, что его собственными. 

Султаны композиторыp04w6zbc.jpg 

Музыка была страстью многих султанов. Некоторые из них даже вошли в топ известных турецких композиторов и создателей музыкальных канонов. 

Вся классическая турецкая музыка создавалась по очень сложной системе. Нот до XIX века в привычном для нас понимании не было. Основа любого турецкого музыкального произведения это макам — набор правил для сочинения и исполнения. Каждый отдельный макам — это определенная интервальная структура и мелодическое развитие. 

Некоторые из макамов были созданы султанами. Например, Селим III, который заслуженно входит в топ турецких композиторов всех времен, придумал 14 макамов. Кроме того, он играл на тростниковой флейте и танбуре (еще один струнный инструмент, похожий на лютню). До нашего времени дошло более 60 созданных им музыкальных произведений, многие из которых исполняются до сих пор. Учеником Селима III был его кузен — султан Махмуд II. 26 композиций, автором которых он является, можно послушать и в XXI веке. 

Прекрасными композиторами были: султан Мурад IV — оставил нам наследие в виде 15 композиций; Махмуд I — играл на скрипке и танбуре, некоторые его сочинения также сохранились; и даже последний из султанов Мехмед IV Вахидеддин — коллекционировал ноты, прекрасно играл на пианино и сочинил более 70 произведений. А при Баязете II музыкой начали лечить психические заболевания. 

Султан Абдул-Азиз первым начал писать музыкальные произведения в западной форме. И во время его визита в Лондон, который был буквально наполнен музыкой: операми, концертами, маршами, написанными в честь султана — в качестве сюрприза для него была исполнена народная песня венецианских гондольеров «Баркарола» авторства этого «великого визиря». 

Музыку сочинения османских султанов можно с легкостью найти и послушать в интернете. Но, скорее всего, они покажутся нашим современникам довольно заунывными. 

Переводчик султана 

Войцех Бобовский был обычным хормейстером и музыкантом в евангелической общине во Львове, входившей тогда в состав Речи Посполитой. Но в один «прекрасный» день он попал в плен к крымским татарам, которые увезли его в Константинополь, где продали во дворец турецкого султана Мехмеда IV. 

Бобовского, а точнее на тот момент уже принявшего ислам Али Уфки Бея, отправляют учиться в Эндерун — государственные учебное учреждение, предназначенное для мужчин. Музыке при дворе обучались в обязательном порядке. Закончив образование, Али Уфка Бей получает место главного переводчика Османской империи (к тому времени он уже владел 17 языками), казначея и музыканта. 

Из раба Бобовский превратился в одного из влиятельнейших дипломатов Великой Порты. Одним из его устремлений было соединить восток с западом. Он одним из первых перевел Библию на турецкий (османский). 

Бобовский, безусловно, примечательная личность в истории Османской империи и заслуживает отдельного рассказа, но причем здесь музыка? Благодаря его трудам об аутентичном музыкальном наследии Порты знают и в наше время. Он составил антологию османской музыки. Сборник включает в себя различные мелодии и песни, традиционные народные, а также религиозные музыкальные произведения. 

С музыкой хоть на войну, хоть на свадьбуs-9e4c5aa2d57e479f301d92b95694f76172ef9d15 (1).jpg 

В Османской империи музыка подразделялась на три вида: концертная, аккомпанемент к каким-либо выступлениям (цирковое представление, борьба, танец и т. д.) и военные марши. 

Музыка, исполняемая османскими военными оркестрами Mehter, должна была символизировать величие и мощь страны. Музыканты воодушевляли войска и наводили ужас на противника. Так как оркестр отвечал за знамя, то вокруг него всегда велись самые жестокие бои. И если врагу удавалось его разгромить, то битва считалась проигранной. 

Янычарские воинственные мелодии в свое время так сильно впечатлили европейцев, что те начали создавать собственные военные оркестры, а русская императрица Екатерина I выписала турецкий Mehter из Константинополя. 

Среди проникшихся османскими военными маршами, были такие величайшие композиторы, как Моцарт, Гайдн и Бетховен. Вдохновленные, они потом создавали свои произведения, используя турецкие мотивы и музыкальные инструменты. 

И в наши дни турок сложно представить без многожанровой музыки. От гимна Республики, звучащего по утрам в школах до народных танцев халай или зейбек, без коих не обходится ни один большой праздник. От традиционных свадебных напевов, когда невеста на девичнике оплакивает свою свободную жизнь, до песен, под которые радуются грядущему замужеству. От грустных протяжных тюркю, способных растопить сердце самого сурового мачо, до патриотичных маршей, заставляющих сердце биться чаще и вызывающих желание гордо идти вперед, размахивая красным турецким флагом. Без музыки — никуда!