+90 552 842-78-96
9 Декабря 2020

Истории любви. Основано на реальных событиях, происходивших в Турции. История первая. Алина

Этот первый отпуск не задался с самого начала. Сперва лучшая подруга Анька три недели назад объявила, что ни в какое «путешествие» по городам Золотого кольца не поедет, потому что путешествие планировалось не по историческим местам, а по водоемам, озерам, набережным и, конечно же, ночным клубам, плюс центральные площади с центральными магазинами. А ее любимый вроде как одумался и везет Аню на Кипр. Видимо, и правда одумался, потому что, судя по последним новостям, приедет она с Кипра с обручальным кольцом.

А Наташка — вторая подруга объявила, что на работе завал и никакой отпуск ей до октября не светит. В итоге завтра первый день долгожданного отпуска, а планов ноль.

istoriya-odnoy-lyubvi-turtsiya (2).jpgРабота у Алины была не самая завидная. Она работала официанткой в ресторане. Но было здесь несколько значительных НО. Первое, это был центральный, самый роскошный ресторан города. Второе, это было одно из немногих мест, где реально выдаваемая заработная плата была не только высокой, но и официальной. И третье, уже не касающееся места работы, Алина — длинноногая, светловолосая, очень милая девушка 22 лет, а значит, шанс встретить завидного жениха очень велика. Алина любит свою работу, в коллективе ее ценят за отсутствие тараканов в голове, легкий характер и готовность прикрыть, подстраховать, подменить. В общем, девушка была довольна и собой, и своей жизнью.

Причина, по которой за целый год она не встретила никакого достойного мужчины, — отдельная тема. Ресторан дорожил своей репутацией, поэтому все сотрудники знали, что на предложение встретиться с посетителем ресторана в нерабочее время можно согласиться при условии, что кандидат свободен, не состоит в браке и речь идет о серьезных отношениях. Девушки, да и молодые люди, «зажигающие», развлекающиеся без разбора с постоянными гостями ресторана в нерабочее время, получали увольнение по разным рабочим причинам. Город-то небольшой, слухи… Зачем заведению такого уровня неприятное клеймо?

Поэтому Алина с достоинством отвергала ухажеров, не обижая никого и оставляя для себя шанс на настоящую любовь. Правда, последние два месяца ухаживания некоего Федора, мужчины в возрасте примерно 32–35 лет, немного бандитского типа внешности, начали ее смущать. Чаевые в размере солидного ужина — это уже слишком. Не тянуло к нему, но визитная карточка хранилась на всякий случай. И вот последний рабочий день. Была не была, позвонила. О том, что начало отпуска непременно нужно отметить, она и так знала. Планы были — релакс и фильм, но Федор настоял. В итоге вечером этого же дня встретились. Кафе на набережной, бутылка шампанского, катамаран, шампанское, ночной клуб, шампанское, другой ночной клуб и опять шампанское. Дома в 05:30 утра. Подушка, объятия Морфея…

Проснулась Алина после часа дня. Первая мысль — слова мамы, простой русской женщины: «Лучше вместо двух бокалов шампанского — полстопки водки! Пузырьки, рьяно бегущие вверх к макушке, заменяют мозг, который стремительно несется вниз до тех пор, пока не достигнет точки, на которую сыплются приключения!!!»

Федор через два дня улетает в отпуск в Турцию. Один, совсем один! И Алина вчера, после пятого или седьмого бокала шампанского, конечно же, согласилась сгладить его одиночество на берегу Средиземного моря в пятизвездочном отеле Аланьи по системе «все включено». Ночью, подвозя Алину домой, Федор не поленился подняться к ней домой и взять ее заграничный паспорт, чтобы уже с утра уладить все нюансы в турагентстве! О БОГИ, уже 13:30, срочно звонить и нести любую чушь, но ехать с малознакомым мужчиной за границу она точно не собирается!

— Федор, привет! Как дела?

— Алиночка, солнце, лучше некуда. Девочки в агентстве такие умнички! Оказалось, что в нашем (НАШЕМ, уже НАШЕМ!) отеле нет одноместных номеров. И я изначально должен был жить в двухместном. Поэтому отель бронь подтвердил мгновенно. Единственное, туроператор не дает нам один рейс, к сожалению, утренний чартер полностью занят. Но это не беда. Я улетаю в 6 утра, а ты в 17:00. Буду ждать тебя в отеле! Дорогу до аэропорта в Москве я тебе организую, не переживай. Ты рада? Давай, собирай чемоданы, послезавтра будем купаться в море и пить вкусное вино!

— Ага, спасибо…

Все, что-то теперь будет! Так, соображаем, не ехать уже не вариант. Сначала поговорить с мамочкой. Потом позвонить Наталье, взять денег в долг. Свои отпускные и все накопления тоже. Купить «на все» валюты. Если что, удирать с паспортом и деньгами. На психа и извращенца Федор не тянет, но кто знает… Вчера все было в рамках приличия: романтик с переходом в отрыв. Даже поцеловать не пытался. А вдруг и правда просто для компании ее позвал.

…Мама: «Ну ты и ненормальная, а вроде с детства адекватная, бантики, носочки, хоровод у елки. Ладно, дай мне паспортные данные твоего Федора и где живёте! Если через неделю тебя не будет, пойду сразу к Андрею Малахову! Будем искать тебя всей страной!»

Федор на просьбу сообщить свои личные данные отреагировал спокойно, все сообщил. Приятный звоночек…

Всю дорогу в аэропорт, в самолете, по дороге в отель Алина думала. Воображение рисовало сцены от разборок с рукоприкладством в номере до вдруг возникшего нереального чувства любви к Федору, скорой свадьбы и кучи детишек, маленьких Федечек и Алиночек.

Все оказалось намного нереальней.

В отель Алина приехала в 23:15. Никто в лобби ее не встречал. Где Федор? Заполнила регистрационную карточку, получила ключ от номера, решила выпить чашку чая и подождать. А вдруг Федор отлучился, ждал ее долго на ресепшен и отошел. Четыре семьи с детьми и одна молодая пара, которых высадили с ней в этом отеле, уже разошлись по номерам. Белбой (коридорный — служащий гостиницы, дежурный по этажу, обслуживающий ряд гостиничных номеров. — Прим. ред.) недоуменно смотрел в сторону Алины. Он проводил семьи с детьми, обычно молодые и одинокие сами находят номер. Видимо, эта дамочка принципиальная. Ладно, доведем и ее до номера, решил белбой.

istoriya-odnoy-lyubvi-turtsiya (3).jpgВзял чемодан Алины и пошел, жестом приглашая следовать за ним. Алина нехотя встала, взяла сумочку и, чувствуя неладное, пошла за молодым и резвым турецким пареньком. Ключ-карта сработал моментально, и картина, открывшаяся Алине, вызвала шок. Федор лежал на кровати в майке и бриджах, раскинув руки в разные стороны, на одной ноге вяло болталась сандалета, а комнату оглушал мертвецки пьяный храп. От запаха перегара защипало нос и глаза. ПРИЕХАЛИ.

Алина сунула портье заранее приготовленные два доллара и захлопнула дверь. Срочно выключить кондиционер, открыть дверь на балкон, перевернуть Федора на бок и включить вытяжку в ванной. Сделано. Вышла на балкон. Если б умела курить, закурила бы. Надо мыслить позитивно: все включено! И не такие люди съезжают с катушек при данной системе. Дать Федору шанс все исправить. Спуститься в бар, выпить бокальчик чего-то освежающего и организовать себе спальное место. Вернее, сначала спальное место, а потом все остальное по порядку. Алина позвонила на ресепшен. Русскоговорящего персонала ночью нет. Английский из школьной программы оставлял желать лучшего. Очень долго они не могли понять, что плохо в номере! Bed — кровать. Bad — плохо. Звучит совершенно одинаково. Слава Богу или Аллаху, но в итоге тот же мальчик, что нес чемодан, поднялся в номер, и Алинина пантомима донесла до него проблему. Оказалось, что кресло в номере разбирается, правда, на него кладут детей, но Алина худенькая, поместится. Сейчас он сбегает за дополнительным комплектом постельного белья, и можно спать.

Когда все организационные моменты были решены, Алина спустилась вниз. Оказалось, что «все включено» только до 24:00. А значит, надежд на бокал чего-то снимающего стресс не осталось. Алине мило предложили пройти в ресторан на ночной суп и перекусить. Мercimek çorbası — чечевичный суп. Алина влюбилась в этот крем-суп с первой ложки. Сразу потянуло в сон, сказались стресс и утомительная дорога. Дойдя до номера и умывшись, Алина сразу провалилась в сон. Даже не слышала скрип, храп, хрюканье… вообще ничего не слышала.

Утром Алина проснулась от того, что кто-то очень внимательно на нее смотрел. Открыв глаза, она увидела Федора. Ему было так плохо, что по красным глазам и отсутствующему выражению лица казалось, что он не может понять, кто она и что здесь делает.

Но нет, Федор заговорил:

— Алина, мне так плохо, мне так неудобно перед тобой. Я реально ждал тебя, на радостях познакомился с парнями из Питера, и вот. В общем, перебрал. Ты простишь заждавшегося тебя, не очень презентабельно расслабившегося джентльмена?

— Да, я постараюсь. Предлагаю отправиться на завтрак, напиться турецкого чая, и потом на пляже поболтаем, окей?

…До пляжа Федор не дошел. В 10:00 в барах появился алкоголь. Кружечку пива — опохмелиться. Вторую пива — чтоб не кружилась голова, стопка водки — и Федор готов переплыть Средиземное море, если Алина захочет. «Клиент был готов» еще до ужина. Алина пошла в ресторан одна, потом сидела в баре на пляже, потом в амфитеатре на вечернем шоу. Придя в номер в 23:30, Алина увидела, что Федор, шатаясь, собирается в ночной клуб.

Утром следующего дня — дежавю. У Алины сложился пазл. Никто из Фединых друзей, скорее всего, просто не хотел ехать с ним отдыхать, потому что знали, как отдыхает Федор. Да, возможно, Алина ему и на самом деле нравилась, но здесь она нужна была исключительно для того, чтобы доводить его до номера, когда его ноги уже сами не могли это делать.

Вечером четвертого дня Федор превзошел сам себя. С какой-то компанией из Челябинска пил на спор. Но не это было так противно Алине, а то, что он отмачивал идиотские шутки и прикалывался над персоналом отеля.

istoriya-odnoy-lyubvi-turtsiya (4).jpgВ 21:00 Алина сидела одна в лобби отеля, подальше от стойки регистрации, в уголке за баннером туроператора и тихо плакала. Мимо кто-то прошел. Сначала в одну сторону, потом в другую, потом еще раз. Остановился, сел напротив, на стеклянный стол опустился бокал. Алина подняла глаза. Перед ней сидел приятный мужчина, за тридцать точно, подтянутый и очень какой-то самоуверенно надежный. Алина от страха вспомнила английский. Через 15 минут перед ней на столе лежал ключ-карточка от номера в отеле и рядом стоял тот же мальчишка портье, готовый провести ее в новый номер.

Терять было нечего. Зайдя в номер, Алина закрыла дверь изнутри на все обороты. В мини-баре она нашла минералку, соки, газировку и две мини-бутылочки вина (белое и красное). Осушив обе, уснула сном младенца.

В 10:00 в дверь постучали. Открыв дверь, Алина увидела официанта из основного ресторана с подносом. Это был завтрак, турецкий, богатый, всего много, но по чуть-чуть. Маленький кофейник, но с турецким чаем. Официант оставил все и вышел. На подносе была визитка: «Ali Yıldız — генеральный менеджер отеля»…

Ручкой было приписано, как связаться по внутреннему телефону прямо из номера. Алина просто обязана была поблагодарить. Позвонила. Поняла, что номер ее и только ее. И жить она может в нем сколько угодно. Он сейчас очень занят, но если нужна охрана, то он даст людей сопроводить ее в бывший номер, чтобы забрать личные вещи. И что сегодня в 18:00 он приглашает ее на ужин в красивый ресторан в Аланье. Ехать примерно 25 минут, недалеко.

Алина от охраны отказалась, решила, что надо лично поговорить с Федором. Уже в 12:00 этот мучительный вопрос был решен. Федор расстроился, но выход нашел — отправился к бару у бассейна, запивать обиду.

istoriya-odnoy-lyubvi-turtsiya.jpgСказать, что Алина тщательно готовилась к ужину, — не сказать ничего. Кроме благодарности она испытывала еще какое-то странное, необычное чувство. Еще не бабочки в животе, но мотыльки уже вовсю порхали. 18:00 наступило нереально быстро. Алине казалось, что она еще не готова, не довела свой образ до идеала, и вообще, ожидание и томление всегда так бодрит и вдохновляет. А вдруг им не о чем будет говорить, а вдруг… Очень много «вдруг». Но все прошло как в сказке. Было легко и спокойно, было понимание ломаного английского с ее стороны и его медленная, уверенная речь. Было очень вкусно, очень романтично, очень по-настоящему.

Утром, проснувшись в своем номере, Алина поняла, что влюбилась. Что делать с этой любовью, она не знала. Но факт остается фактом. Такого мужчины она еще не встречала. Вечером опять ресторан, разговоры при луне, только добавились нежные поглаживания и объятия.

Али было 32 года. Дочь от первого брака, пять лет. С женой ровесники, познакомились в 19 лет, в 23 года поженились. Через три года после рождения дочери развелись. Желание было обоюдным. Сейчас друзья. Общаются, занимаются ребенком. Он много работает, она ведет светский образ жизни.

На обратном пути в отель Али остановил машину на побережье. Посмотрел очень грустно на Алину и спросил: «Останешься еще хотя бы на чуть-чуть?»

В день окончания путевки Алина стояла в лобби отеля и уверяла гида, что это не шутка, что никуда она не едет и помощь в приобретении обратного билета ей не нужна. И да, они прилетели вместе с Федором, но обратно он едет один. Федор стоял рядом с чемоданом, немного покачиваясь, ожидая разрешения проходить в автобус, чтобы ехать в аэропорт. Наконец до гида все дошло, он жестом пригласил Федора в трансфер и, бормоча что-то типа: «Все бабы ненормальные», последним вошел в автобус. Алина помахала рукой автобусу и Федору, крикнув: «Привет Костроме!»

С нереально легким чувством она пошла к телефону-автомату, чтобы позвонить маме. Разговор был бы очень долгим и сложным, но контуры на карте для таксофона уменьшались со скоростью света. Последнее, что сказала мама: «Мне всю информацию на твоего менеджера. Звонить мне каждый день! Как только не будет звонка, пойду в Министерство иностранных дел, потом дойду до ВВП. А потом вообще до президента Турции. Кто там президент?»

Разговор прервался…

Следующие две недели были сказочно-фееричными. Алина не забывала звонить маме, но делиться своим счастьем не спешила. А вдруг все закончится по возвращении домой? Но не закончилось. На Новый год он прилетел в Россию. Познакомился с родителями. И объявил Алине, что если она готова, то он в любой момент готов подготовить для нее все необходимое, чтобы она переехала жить в Турцию.

istoriya-odnoy-lyubvi-turtsiya (5).jpgПрошло 15 лет. Они вместе и счастливы в браке. Трое детей плюс дочь от первого брака, с которой у Алины отличные отношения. Шикарный дом. Алина не работает. Занимается детьми, мужем, домом и собой. Али вырос до владельца отеля, и семья живет в достатке. Как-то, после рождения первенца, Алина спросила мужа: «Что тогда тебя заставило подойти ко мне?»

Али: «Я никогда в жизни не слышал, чтобы кто-то так по-детски, безысходно, мелодично и отчаянно плакал. Мне не просто захотелось подойти, утешить и пожалеть. А сделать все необходимое, чтобы этот человек больше никогда не плакал. А когда ты подняла на меня свои глаза, я понял, что должен всегда быть рядом с тобой, чтобы убедиться, что ты не плачешь... Я очень люблю тебя!»

Имена героев изменены.